В Росси министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов рассказал в интервью блогеру Руслану Курбанову, что в республике по состоянию на 17 мая от «внебольничной пневмонии» умерли более 650 человек, в том числе более 40 врачей. Интервью размещено в инстаграме Курбанова, пишет «Настоящее Время». По словам министра, «внебольничной пневмонией» в Дагестане по состоянию на 17 мая болеют более 12 тысяч человек. По официальным данным, которые приводит, в частности, оперативный штаб по борьбе с коронавирусной инфекцией, в республике было выявлено лишь 3280 случаев инфицирования коронавирусом и 27 умерших. Получается, что официальное число всех умерших от COVID-19 меньше, чем число одних только медиков, умерших от «внебольничной пневмонии». Отвечая на вопрос блогера Курбанова о том, почему коронавирус считается отдельно от пневмонии, Гаджиибрагимов сказал, что «внебольничную пневмонию» выявляет Роспотребнадзор. «Лабораторными исследованиями по подтвержденным случаям [коронавируса] в республике изначально занимались подразделения Роспотребнадзора. Потом подключились подведомственные Минздраву лаборатории. Но с пневмониями работали только подразделения Роспотребнадзора. Вот поэтому», – отметил министр. При этом Гаджиибрагимов сказал, что Минздрав республики потенциально считает все внебольничные пневмонии коронавирусной инфекцией «и по ним работаем как с ковидными пациентами». Гаджиибрагимов также рассказал, что в республиканских больницах с коронавирусом и пневмонией лежат более семи тысяч пациентов, осталось более 1400 свободных коек. О том, что диагноз «внебольничная пневмония» ставится существенно большему числу людей, чем «коронавирусная инфекция», сообщалось и из других регионов. Недавно, в частности, о цифрах больных внебольничной пневмонией говорил губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов – они тоже были в разы выше, чем статистика подтвержденных случаев коронавирусной инфекции. Газета Financial Times 13 мая выпустила материал о том, что настоящее число умерших от COVID-19 в России может быть на 70% больше официально озвученных данных. После этого российские власти начали борьбу с газетой и российскими изданиями, выпустившими заметки на основе расследования FT.