Сегодня мы говорим о ветеранах, которые живут или жили в Ялте. Мы хотим, чтобы вы знали и помнили о них, как они приближали и встречали нашу выстраданную и долгожданную Победу.

Бывают события, которые по прошествии десятилетий стираются из памяти людей и становятся достоянием архивов. Но значение некоторых не тускнеет от неумолимого бега времени. Именно таким и является 9 мая 1945 года – День Великой Победы.

В эти предпраздничные дни во всех школах города, в трудовых коллективах, на многих встречах в библиотеках, музеях главными героями, конечно же, стали участники боевых действий, партизаны, труженики тыла, дети войны, которые делятся своими воспоминаниями, отвечают на вопросы.

Один из самых интересующих слушателей – «Как Вы встретили 9 мая 1945 года?»

Удивительное дело – память человеческая! 70 лет прошло с того исторического для всего мира дня, а люди, прошедшие через такую жестокую войну помнят всё до мельчайших подробностей.

Шебаршина Мария Яковлевнаучастница боевых действий, воевала в морской авиации, служила в 65-й отдельном краснознаменном транспортном полку связисткой.  Победу встретила на аэродроме «Измайлово» — пригород Москвы, Почетный гражданин Ялты.

«В 1945 году уже чувствовалось приближение Победы. Я подружилась с девушками из соседней части, 39-й авиационной базы военно-воздушных сил военно-морского флота, которые работали по вольному найму бухгалтерами, шоферами и связистками. Когда ночью 9 мая 1945 года мы услышали по радио голос Юрия Левитана о капитуляции Германии, то повыскакивали на улицу, всем тут же дали увольнительные. Мы пошли в Москву, где присоединились к общей толпе, двигавшейся к Красной площади. Все очень хотели видеть Иосифа Виссарионовича Сталина и ждали, что он выступит, будет нас поздравлять. Красная площадь была освещена прожекторами, и на крепостную стену вышли руководители государства. Мы узнали бородку Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Ивановича Калинина. Нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов стоял в своей знаменитой шляпе, хотя был май месяц, рядом с ним находился нарком внешней торговли Советского Союза Анастас Иванович Микоян. Из-за сумерек свет плохой, но Сталина я почему-то не увидела, видимо, он к нам не вышел тогда. Народу было столько, что яблоку негде упасть. Мы стоим, вслух мечтаем, какая жизнь настанет после войны, сначала неделя праздников, а потом настанет богатая жизнь. Кто-то принялся бросать деньги вверх, на голову посыпалось множество мелочи, получился прямо денежный дождь.

Затем люди заметили нас, девушек в морской военной форме, бросились обнимать и целовать, после чего стали подбрасывать на руках. Весьма неприятное ощущение, когда ты летишь и не знаешь, поймают тебя или нет. Вокруг руки, они тебя в воздухе хватают. Я все время придерживала юбку, чтобы не оголить ноги. Затем увидела, как люди, пришедшие с цветами, начали бросать букеты у стен Кремля и говорить, что здесь будет памятник Великой Отечественной войне. Не знаю, то ли место было, где сейчас действительно поставили памятник Неизвестному солдату, но там была такая гора цветов! Потом вдруг прожекторы отвели и внезапно они снова осветили все небо разными цветами – красный, желтый, зеленый. Они скрестились над Красной площадью, словно выхватили самолет, и мы действительно увидели черную точку. Гадали — неужели самолет посадят. Точка опускалась все ниже и ниже, и мы видим, что это колышется огромное полотнище, на котором изображен портрет Иосифа Сталина. Какое ликование было. И плакали, и дружно говорили: «Спасибо!»

Сарычев Виль Георгиевичгвардии капитан артиллерии, участвовал в освобождении городов Кривой Рог, Днепропетровск, в форсировании реки Днестр, разгроме Ясско-Кишеневской группировки, освобождал Молдавию, Румынию, Болгарию.

«После Румынии мы зашли к болгарам – шли по цветам, как по коврам. Встречали очень хорошо! Наша дивизия оставалась в Болгарии до 9 мая 1945 года. Там мы и встретили Победу. Незадолго до этого меня отправили на курсы усовершенствования офицерского состава, располагавшиеся в казарме болгарских войск в нескольких километрах от Софии.

Утром 9 мая 1945 года мы сидели на каком то пустыре, рисовали тактические схемы, и вдруг бежит дежурный, кричит издалека: «Ребята – все, Победа! Немцы сдались!» Конечно, на радостях все вскочили, какие тут занятия, пошли в Софию. Я вышел на шоссе, идет машина, типа «эмки», махнул рукой. Не надеялся, что подвезет, но так на всякий случай. К моему удивлению, автомобиль остановился, открывается задняя дверца, пассажир приглашает меня на чисто русском языке: «Товарищ офицер, прошу, садитесь сюда ко мне». На заднем сидении сидит мужчина, лицо кругловатое, но длинное. Седой уже. Спрашивает, как меня зовут, отвечаю, что Виль Сарычев. Тогда он говорит: «А меня зовут Тодор Павлов, я один из трех регентов-коммунистов при малолетнем царе Симеоне II». То есть он руководил государством и при этом был коммунистом. А в 1930-е годы он  был деканом факультета Института красной профессуры в Москве. Он меня не только подвез до Софии, но и оставил свой телефон и адрес, у него дочка моего возраста, даже пригласил в гости, но куда я попрусь к правителю государства! Начал праздновать День Победы в гостинице «Болгария». Все орали и прыгали, а потом, естественно, по-русски, за все надо выпить. Решили с другом Костей из Москвы, продолжить празднование. Вместе пошли гулять, и вдруг подходят к нам болгары, говорят: «Братушки, пойдем к нам». Пошли, спустились в какой-то подвал, шли мимо труб, по каким-то коммуникациям нас вели. Ну, мы то не боялись, ведь к нам всегда хорошо относились. Неожиданно вышли в зал, вот как в театре. Вокруг ложи, люди сидят и нас посадили за столик, мы находились как герои в центре внимания».

Бершицкий Яков Маркович – полковник медицинской службы. Вместе с женой Раисой Хасановной Кутуевой прошел фронтовыми дорогами, спасая жизни раненых в военно-полевых госпиталях при освобождении юга Украины, Крыма, Литвы. Заслуженный врач Украины.

Конец войны застал военных врачей под Кенигсбергом:

«Когда мы освобождали Литву, то наше наступление было настолько стремительным, что когда мы заходили в фольварк, там еще играло немецкое радио.  Отсюда начались и тяжелые бои. Это был центр Восточной Пруссии, сердце   военного духа Германии. Кенигсберг был окружен огромными фортами во внутренней цепи и имел мощный внешний обвод автономных фортов, которые могли обороняться самостоятельно в течение длительного периода. На участке прорыва нашей дивизии артиллерия не смогла разбить немецкие укрепления, даже когда подвезли по железной дороге артиллерию большой мощности и морские орудия, ничего не получалось. Тогда командование построило небольшие плотики, на которые посадили саперов и автоматчиков, по 3-4 человека, пушки прямой наводкой бьют по амбразурам, а ночью плоты переплывают через ров, подрывают форты и делают проходы внутрь. Только тогда мы прорвали немецкую оборону.

Закончил войну под Кенигсбергом. 9 мая 1945 года ночью раздался громкий крик: «Война кончилась! Война кончилась!» Все выскочили, начали стрелять, целоваться и обниматься, такой шум поднялся, что ужас».

Медведь Анатолий Яковлевичгвардии полковник воздушно-десантных войск. Освобождал Украину, Молдавию, Венгрию, Австрию:

«…В Австрии к нам очень хорошо относились, особенно в Вене… Мирные люди нас даже приветствовали, и часто в разговорах вспоминали, что они с русскими еще во время Первой Мировой войны встречались, и те никогда не безобразничали. Так оно и сейчас было.

…Утром 9 мая 1945 года мы заняли одну квартиру, и в ней у окна стоял приемник. Слышим что-то передают, уловили несколько похожих на наши слов — оказывается, это передавало  чехословацкое радио. Один парень вдруг радостно закричал: «Все, ребята, война закончилась!». Он уловил слово «капитуляция». Мы вышли на улицу, и стали рассказывать об этом нашим ребятам, но комбат Черкашин набросился на нас: «Вы что такое говорите?» Командир полка тоже разговоры услышал и кричит, что мы, мол,  провокаторы. Чуть до ареста дело не дошло. Но тут на нас налетели два «Мессершмитта», мы стали прятаться по подворотням, но они только крыльями покачали и улетели. Вскоре после этого пришло официальное сообщение из штаба дивизии о том, что Германия капитулировала и Великая Отечественная война закончилась. В полдень нас собрали на берегу Дуная и объявили официально о сдаче фашизма. Погода стояла такая хорошая! Наступил мир.

А на следующий день мы официально встретились с американцами. Впервые за всю войну комполка и комдив одели парадную форму нового образца».

Вглядываясь в лица участников событий Великой Отечественной войны, вслушиваясь в их воспоминания, несомненно разные по восприятию и эмоциональному накалу, понимаешь, как в одном дыхании сплавились в огне войны неповторимые человеческие судьбы. В  этом сплаве – величайшая радость Победы и непоколебимая   уверенность в Победе, способная даже саму смерть превратить в частицу Вечной жизни.

Пройдут годы, по-разному сложатся судьбы маленьких участников событий по празднованию 70-летия Великой Победы, правнуков тех, кто в далеком 1945 году поднял знамя свободы от фашизма, знамя Мира. Есть твердая уверенность в том, что они как и мы сегодня, с гордостью скажут своим детям: «Это время ушло от нас, но оно навсегда осталось с нами!»