Ситуация вокруг ялтинского театра им. А. П. Чехова продолжает развиваться. На прошлой неделе ЮгЯлта  писал об обвинениях, которые Александр Лебедев высказал в адрес руководства этого учреждения культуры после проведения комплексной ревизии.

«Сейчас читаю акт проведенной в октябре-ноябре комплексной ревизии и испытываю культурный шок,- написал тогда меценат в своем блоге. —  Ревизия выявила многочисленные злоупотребления «неустановленных лиц».

В свою очередь, директор театра им. А. П. Чехова Николай Рудник в своих комментариях назвал эти обвинения незаслуженными и даже оскорбительными. Он тут же пообещал собрать пресс-конференцию и представить общественности исчерпывающую информацию о состоянии дел в театре.

Пресс-конференцию он так и не собрал, а Александр Лебедев тем временем  разместил 23 декабря в своем блоге еще один материал под  названием «Как «неустановленное лицо» директора театра в Ялте министру культуры донос на «бандеровца-КГБшника» писало».

В этом посте российский бизнесмен не только подтверждает тот факт, что высказанные им обвинения не были случайным порывом, а имеют под собой веские основания, но и раскрывает совершенно неожиданную страницу взаимоотношений директора театра и мецената, который этот театр восстановил и директора назначил.

Александр Лебедев разместил скрин-шот письма Н.С. Рудника, которое он написал в 2014 году министру культуры России Мединскому о тяжелой финансовой ситуации, в которой оказался театра, и обвинил российского бизнесмена чуть ли не в предательстве Родине.

«Про «нерентабельность» и «хозрасчет» означенный «директор» и его родственники, контролирующие присосавшиеся к театру конторы, пусть рассказывают людям «с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками», — написал Лебедев в комментариях к письму директора театра. — Меня лично привел в недоумение пассаж о том, что Лебедев (негодяй!), оказывается, вконец разорился и пытался тайно отдать «Форпост русского театрального искусства» в «подчинение»… властям Украины. Обвинение в духе времен борьбы с «врагами народа», «вредителями-изменниками» и «шпионами-убийцами». По форме — в чистом виде донос. И, как это было у «бдительных граждан» в 30-е годы, мотив тоже понятен. Тогда стучали, чтобы занять освободившуюся комнату в коммуналке, теперь – целый «форпост». Ведь смысл доноса — надо немедленно театр у этого бандеровца забрать. После чего передать «неизвестным лицам» – это не написано прямо, но подразумевается».

Кроме того, комментируя ситуацию, сложившуюся вокруг театра им. А. Чехова, Александр Лебедев также написал, что не только театр им. А.П.Чехова, но и все свои крымские проекты никогда не рассматривал как коммерческие.

«Да, ваш покорный слуга был и остается крупнейшим частным инвестором в курортную индустрию полуострова. В Алуште построен целый кластер, включающий сеть отелей, аквапарк, рестораны, кафе и пр. В наступающем году отроются два отеля, крупнейшая в Европе Спа-клиника натуротерапии, два киноконцерных зала по 500 мест, галерея современного искусства, сеть здоровой и доступной еды «Петрушка» и многое другое, — написал российский бизнесмен. —  Но Крым, сознаюсь, — не то место, где инвестиции в «курортный ресурс» (это на русском?) могут принести доход. Если вы хотите заработать деньги — стройте, как один наш госбанк, отели на Мальдивах. Там это проще с точки зрения бюрократических барьеров, дешевле с точки зрения капитальных затрат и несравнимо интереснее с точки зрения прибыли…. Для меня Крым – это социальный проект, дело репутации. Ну, нравится человеку это место на Земле».